Подписаться на RSS.

Введите Ваш email:

На самом деле, Япония более популярна в России, чем в самой Японии.

Рейтинг блогов

виртуальный хостинг сайтов

Минамото-но Ёсицунэ. (源 義経, 1159 — 15 июня 1189г)

МИНАМОТО-но Ёсицунэ (1159–1189) — военначальник, сводный брат Минамото-но Ёритомо (т.е. матери у них разные) — основателя первого сёгуната. Отец – Минамото-но Ёситомо (1123–1160), известный полководец своего времени, потерпел поражение в борьбе против клана Тайра и в финале смуты Хэйдзи (1160 год) был убит своими вассалами, которым он доверился, во время приёма ванны. Мать Ёсицунэ, служанка (и наложница Ёситомо) Токива Годзэн пыталась скрыться (бегство Токивы), но была поймана самураями Киёмори, который предложил ей стать его наложницей в обмен на сохранение жизни её детей.

“Младший же Усивака (Ёсицунэ) рос при матушке до четырех лет, причём душевностью и благонравием превосходил всех обыкновенных детей. Глядя на него, Киёмори не уставал повторять: «Держу в своём доме сына врага, и чем же это кончится?» – пока не отправил его в место, именуемое Ямасина, к востоку от столицы. Там в уединённом жилище, куда из поколения в поколение удалялись от мира престарелые Минамото, рос Усивака до семи лет. “

Озабоченная судьбой своих детей, Токива решила избрать им монашеский путь, чтобы им не пришлось служить чужим родам. Для чего отправила письмо-просьбу настоятелю храма Курама пресветлому Токобо:
«Вам, наверное, известно о младшем сыне Ёситомо, ребёнке по имени Усивака. Дом Тайра процветает, и сердце моё в тревоге оттого, что боюсь я. Если возьмёте его к себе в храм Курама, то покорно прошу – не дайте ожесточиться его душе, научите читать и заставьте выучить из сутр хоть одно слово».

В возрасте семи лет Усивака был отдан на воспитание в буддийский храм Курама (курамаяма) (яп. 鞍馬寺), близ  Киото, и получил имя Сянао (яп. 遮那王).
Ни храм на Горе (Энрякудзи), ни Миидэра, не упомнят столь усердного ученика: “дни напролёт вникал он в сутры и изучал китайские книги перед лицом своего наставника; солнце клонилось к западу, и ночь уходила за полночь, а они всё читали, и не гасли у них светильники перед изображениями будд. Били пятую ночную стражу, а Усивака не ведал ни дня, ни ночи, весь отдаваясь наукам.”

Пресветлый Токобо даже видел в нём своего преемника, если Усивака будет столь же усерден в учении до двадцати лет. И так бы было, если бы не встретил Усивака монаха Сёсимбо на своём пути. Монах Сёсимбо (Камата Сабуро Масатика в миру) был сыном Камата Дзиро Масакиё, молочного брата Минамото Ёситомо и чудом спасшегося во время смуты Хэйдзи, тогда ему было 11 лет. В 21 год, видя что вожди Минамото повержены и повсюду правят Тайра, решил он постричься в монахи и посвятить себя подвижничеству (т.е. сеять смуту). Звали его также Хидзири из храма Ракандо.

В перерывах от молений он размышлял о превратностях судьбы: «Как случилось, что Киёмори вознёсся к должности великого министра и самые последние из его родичей сделались вельможами? Род Минамото расточён в мятежах Хогэн и Хэйдзи, взрослые вырезаны, малолетние сосланы кто куда и о них ни слуху ни духу. Эх, если бы какой нибудь счастливый в прошлом рождении и могучий духом Минамото затеял сейчас смуту! Я бы помчался его гонцом куда угодно сеять мятеж, – вот моё заветное желание!»

Оставшихся в живых Минамото можно было по пальцам пересчитать. «В провинции Кии – Сингу но Дзюро Юкииэ. В провинции Кавати – Исикава но ханган Ёсиканэ. В землях Цу – Тада но курандо Юкицуна. В столице – Гэнсамми Ёримаса и Кё но кими Энсин. В провинции Оми – Сасаки Гэндзан Хидэёси. В провинции Овари – Каба но кандзя Нориёри. В крае Тосэндо – Кисо но кандзя Ёсинака. В провинции Суруга – Свирепое Преподобие. В провинции Идзу – хёэ но скэ Ёритомо. В провинции Хитати – Сида но Сабуро Сэндзё Ёсинари и Настоятель Сатакэ Масаёси. В провинции Кодзукэ – Тонэ и Агацума. За многими далями они отсюда, и надежда на них плохая. А вот совсем поблизости от столицы, в храме Курама, пребывает господин Усивака, младший сын императорского конюшего. Хорошо бы навестить его, и если духом он твёрд, то пожалует мне письмо, с которым отправляюсь я в провинцию Идзу к господину нашему хёэ но скэ Ёритомо, и тогда, собравши всех Минамото, какую же смуту учиним мы по всей земле!»

И вот наконец, монах Сёсимбо скрывая свои тайные помыслы, явился перед пресветлым Токобо с желанием затвориться на лето в келье храма Курама. Выбрав время, с великими предосторожностями прокрался он к Усиваке: – “Господин, по неведению вы, может быть, не думали об этом до сей поры, но ведь вы – сын императорского конюшего левой стороны, десятого потомка императора Сэйва, и это говорю вам я, сын Каматы Дзиро Масакиё, молочного брата вашего отца! Не гложет ли душу вашу, что все из рода Минамото прозябают в ссылке по дальним землям?”

Зёрна сомнения были брошены на благодатную почву. Усивака полностью охладел к учениям. Жажда возмездия переполняла его. Скрывая свои помыслы, т.к. шпионы Тайра бродили повсюду, всё время своё стал тратить на физические и военные упражнения. Облачившись в панцирь, подаренный ему настоятелем для защиты и подпоясавшись мечом уходил тайно, ночами к заброшенному храму Кибунэ. Где с неистовством рубил кустарники и деревья воображая их войском Тайра и говорят, тэнгу (лесные демоны) помогали ему в овладении воинским искусством.

Но вскоре тайные военные занятия Усиваки стали  известны настоятелю Токобо, не без участия монаха по имени Идзуми, бывшего в услужении у Ёсицунэ. Пришедшие в смятение святые отцы хотели немедлено обрить голову молодого послушника. С превеликим трудом Ёсицунэ удалось отдалить время своего пострижения до весны будущего года. Святые отцы пошли на уступки, нарекли его “Сяна о” и отдали под надзор высокомудрого монаха Какунитибо в дальнюю келью.

Через год, когда Усиваке (Сян 0) исполнился шестнадцатый год, явился в храм Курама удачливый купец Китидзи Мунэтака, чтобы воздать почести божеству Тамон, в честь которого собственно и был храм. На приметного статного послушника, благородного вида он сразу обратил внимание: “Уж не сына ли императорского конюшего левой стороны встретил я ныне в этом храме?”

Столь нечаянная встреча сулила ему немалую выгоду. По делам торговым он часто бывал в краю Осю, состоявшем из двух провинций Дэва и Муцу, единственных двух из шестидесяти шести, не покорившихся Тайра. Правил этим краем Фудзивара Хидэхира правнук Фудзивары Киёхиры, поставленного править суд и порядок в этих краях самим Хатиман таро Ёсииэ (старший сын бога войны Хатимана) после победы над Абэ Садато в трёхлетней войне.

Купцу запали в голову, слова Фудзивары Хидэхиры: “В горном храме Курама пребывает один из сыновей императорского конюшего. Киёмори зажал в своём кулаке шестьдесят четыре провинции Японии из шестидесяти шести и теперь зарится на последние две, но, если бы прибыл ко мне один из молодых Минамото, я бы учинил ему ставку в уезде Иваи, поставил бы двух своих сыновей править моими двумя провинциями, сам же до самой смерти оставался бы верным наместником и вассалом рода Минамото. Вот тогда я взирал бы на мир свысока, словно орёл с небес!” Сметливый купец Китидзи Мунэтака надеялся, что доставив молодого Минамото в край Оми, получит достойное вознаграждение.

Сянао же со своей стороны не видел оснований не верить: «Этот молодчик, – подумал он, – это же, наверное, всем известный скупщик золота Китидзи. Он должен хорошо знать землю Осю, и почему бы мне не расспросить его?» Достойным внимания Усиваки в рассказе купца было то, что в распоряжении нынешнего правителя земель Осю Фудзивары Хидэхиры было сто восемьдесят тысяч всадников из верных вассалов, готовых поддержать Минамото в случае мятежа.

Грозные замыслы завитали в голове шестнадцатилетнего отрока: “Всё именно так, как мне приходилось слышать раньше, у Хидэхиры большая сила. Ах, как мне хотелось бы к нему! Если можно будет на него твёрдо положиться, то из ста восьмидесяти тысяч всадников сто тысяч я оставлю ему, а сам во главе восьмидесяти тысяч двинусь в Канто, эти Восемь Провинций сердечно преданны роду Минамото. Императорский конюший, мой родитель, был правителем провинции Симоцукэ. Начну с неё и наберу в Канто сто двадцать тысяч всадников, так что у меня будет уже двести тысяч. Из них сто тысяч я почтительно предоставлю брату и господину моему хёэ но скэ Ёритомо в провинции Идзу, а остальные сто тысяч отдам моему двоюродному брату Кисо Ёсинаке в землях Тосэндо. Сам же я перейду в провинцию Этиго и соберу силы, затаившиеся по поместьям Укава, Собаси, Канадзу и Окуяма, затем переманю на свою сторону войска в провинциях Эттю, Ното, Кага и Этидзэн, и, когда у меня станет сто тысяч всадников, я ринусь через горы Арати в западную Оми и выйду к бухте Опу. Там я дождусь двухсоттысячного войска из Канто, и через заставу Встреч – Осака но сэки – мы войдём в столицу. Сто тысяч всадников мы приведём ко дворцу царствующего государя, сто тысяч – ко дворцу государя монаха, сто тысяч – к резиденции канцлера, и я почтительно доложу, что Минамото не сидят сложа руки. Ну а если Тайра всё таки останутся процветать в столице и сил Минамото окажется мало, то что ж! Жизнь свою я почтительно преподнесу родителю моему Ёситомо, имя своё я оставлю будущим векам, и пусть мой труп выставляют на обозрение перед дворцом государя, – жалеть мне уже будет не о чем”.

В подростковом возрасте Сянао покинул монастырь Курама и добрался до земли Осю, был хорошо принят, но время восстания ещё не настало, шёл примерно 1174 год. В своём странствии на север, в земли Осю ему пришлось победить разбойников на постоялом дворе Кагами, после чего он совершает обряд совершеннолетия и принимает имя Ёсицунэ.

В 1175 году, в семнадцатилетнем возрасте Ёсицунэ, не поставив никого в известность, покидает земли Осю и направляется в Киото. В это время он узнаёт о существовании древнего китайского манускрипта «Лю-тао», хранящегося у мастера Киити Хогэн. Желание изучить свиток составленный «Старцем Ваном»,  овладело Ёсицунэ и отказ мастера Киити не остановил его. Для достижения своей цели ему пришлось прибегнуть к помощи младшей дочери мастера Киити, соблазнив её. Изучив манускрипт, Ёсицунэ оставляет дочь мастера Киити, которая вскоре умирает в возрасте 16 лет от тоски.

Примерно в тоже время Ёсицунэ повстречался монахом-великаном Бэнкэем: “Мать Бэнкэя была беременна им в течение трех лет. Он родился очень крупным ребенком, с полным зубов ртом и длинными волосами. Поскольку он был большим проказником, его поручили заботам монастыря Энрякудзи. Со временем, впрочем, он проявил такую задиристость и живость характера, что даже монахам-воинам было с ним не совладать, и его вежливо попросили удалиться.”
Предоставленный самому себе Бэнкэй предпочёл нести слово божье в массы кулаком и нагинатой. Обосновавшись на мосту Годзё в Киото, Бэнкэй развлекался тем, что отбирал мечи у наиболее разряженных самураев, вроде бы на постройку храма… и собрал 999 мечей, пока не встретил Ёсицунэ. В двух поединках Бэнкэй потерпел поражение и признал Ёсицунэ своим господином, с тех пор пути их не расходились.

Осенью 1180 года после победы самураев Ёритомо на Фудзигава над войсками Тайра Корэмори, Ёсицунэ присоединился к Ёритомо.

 

Один комментарий на “Минамото-но Ёсицунэ. (源 義経, 1159 — 15 июня 1189г)”

Оставить комментарий


восемь - = 3